Vladimir "Dair" Lebedev-Schmidthof (dair_spb) wrote,
Vladimir "Dair" Lebedev-Schmidthof
dair_spb

"Веер Токугавы" — предыстория и первый день

Вкратце — очень, очень хорошо.


  Десять тысяч лет
Будет незыблим закон
В Ямато стране.
Ветра изменчива суть,
Но честь превыше всего.

Письмо Мибу Годзаэмона госпоже Ёдогими


        Началось всё с простого письма Ранди, в котором она невинно спросила, какие у меня планы на игру. Оказалось, Никодим внёс меня в списки игроков вообще заранее, без моего ведома :-) Но ничего, Кадиму можно.

        Оказалось, я еду на игру по Японии начала XVII века (1603 г.) в роли Великого Императорского Цензора по имени Мибу Годзаэмон (Здесь и далее везде фамилия (имя рода) на первом месте, личное имя — на втором). При мне уже есть "персональная" гейша (не путать с женщинами лёгкого поведения).

        Шло время, и на дне рождения Никодима, куда я удачно съездил в июне, я поговорил с Юлей, мастером по Осаке, в которую я, собственно, и ехал. Юля открыла мне глаза на институт цензоров в той Японии, дала мне краткую историческую справку и, говоря простым ролевым языком, вводную. Также Юля дала мне свободу в формировании дополнительной команды из двух-трёх человек, я искал, но несколько людей отказалось по разным причинам, и со мной поехала только Марэн, сыгравшая роль младшей сестры моего персонажа, Мибу-но Кимико.

Краткая историческая справка


по Википедии и мастерским загрузам (они немного от истории отличаются). В википедии, кто владеет, лучше смотреть английские статьи — они более полные


        В конце XVI века в Японии был такой человек, Тоётоми Хидэёси, который, несмотря на низкое происхождение, в какой-то момент занял ведущие позиции в тогдашней Японии. Даже Токугава Иэясу, который боролся за своё доминирование, проиграл Хидэёси и стал его вассалом. Хидэёси, покомандовав немного, сунулся в Корею и там торжественно проиграл, чем подмочил репутацию рода.
        Потом Хидэёси умер в возрасте 62 лет, оставив малолетнего наследника Хидэёри. Токугава, не будь дурак, поднял жало обратно и в Битве при Секигахара (англ) разгромил войска, лояльные Тоётоми. Остатки их отошли в крепость Осаки. Где под руководством матери Хидэёри, Асаи-но Тятя, она же госпожа Ёдогими (вы ещё не сошли с ума от японских имён?) начали собираться дополнительные войска.

        Понимая, что войск и ресурсов прям щас для штурма Осаки у него нет, Токугава Иэясу начал собирать войска для решающего удара (каковых в исторических реалиях было два — в 1614 и 1615).

        Также Токугава-но Санхимэ, юная внучка Токугава Иэясу, была отправлена в замок Осаки и уже помолвлена с молодым Хидэёри.

        На этом исторические реалии, вроде, заканчиваются (по крайней мере, гугл и яндекс не сдались), и начинаются реалии предыгровые.

        Цензорат, помимо прямых функций цензурирования прессы литературы и театральных постановок являлся эдакой "тайной полицией", КГБ в Японии тех времён. Формально цензоры подчинялись Императору, но при доминировании в стране Токугавы Иэясу, фактический контроль осуществлял он.

        Мибу Годзаэмон, мой персонаж, участвовал в корейской кампании и как-то там себя проявил. В дальнейших междоусобных перипетиях и битве при Секигахара Мибу почему-то участия не принимал (мои предположения — работал чиновником в Киото), поэтому он не был ни врагом Тоётоми Хидэёри, ни серьёзным другом Токугава Иэясу. Хотя в Эдо, столице Токугавы Мибу долго жил и продуктивно работал в аппарате Токугава, уже в должности Цензора.

        Позже Мибу Годзаэмон дослужился до Великого Цензора, в каковой роли был направлен Императорским указом с подачи Токугавы на инспекцию в Осаку.

        В Эдо (тут уже это вопреки историческим реалиям) Мибу, которому не чуждо было ничто человеческое, захаживал в окия (Это такое "гнездо гейш"), где заприметил молодую, очень одарённую гейшу Охару (Вопреки историческим реалиям то, что гейши начали появляться в Японии позже, примерно в середине XVII века). Позже ему стало известно, что она из аристократического, но обедневшего рода, отсюда впитавшая с малых лет хорошее воспитание, стихосложение и вообще. Мибу Годзаэмон становится постоянным клиентом Охару.

        Получив назначение в Осаку, Мибу является в окия и предлагает Охару поехать с ним. Та, распросив подробности, смущённо соглашается. Мибу предлагает хозяйке выкупить долги Охару из своего кармана. Поскольку основное обучение Охару проходила ещё дома, долги были не заоблачны. Получив на это согласие, Мибу и Охару уезжают в Осаку, где Мибу приобретает подобающую ему усадьбу недалеко от замка.

        Через месяц по приглашению Мибу из дома приезжает младшая сестра, Кимико. Мибу, всерьёз подозревая (не без оснований) хозяев Осаки в грядущем мятеже, планирует использовать её как дополнительного агента для получения информации. Охару же, хоть и существенно более "ценный агент", с Мибу не поэтому, а по велению его сердца.

Тут начало игры

        Обосновавшись на новом месте, Мибу (Я) при помощи Охару (Ранди, green_randy) пишет письмо госпоже Ёдогими (Рута, ruthana) с просьбой об аудиенции. Танка, сопровождающее это письмо, вынесено в эпиграф этого рассказа. Госпожа Ёдогими прислала со служанкой ответное письмо и Мибу Годзаэмон явился в замок. Но аудиенция состоялась не сразу — к госпоже Ёдогими прибыл посланник Старшей Императрицы (Милена-София, milena_sofiya) и Ёдогими, извинившись, попросила придти позже. "Первая ласточка", подумал Мибу.

        Впрочем, сомнения терзали сердце Мибу и он чувствовал, вопреки киотским и эдосским своим привычкам, когда он везде подозревал подвох и обман, что госпожа Ёдогими вполне искренна.

        Дальнейшая беседа с Ёдогими на балконе для созерцания была прекрасной — лучше беседы Мибу проводил только с Охару. Госпожа Ёдогими высказала полную готовность к сотрудничеству и пообещала прислать к Великому Цензору своего казначея для финансового отчёта. В остальном госпожа Ёдогими грустила о потрясениях, без сомнения предстоящих Империи. Цензор отметил иносказательно, что стороны сторонами, но его волнует не кто будет у руля, Токугава Иэясу или Тоётоми Хидэёри, а процветание всей Империи. Из окна они наблюдали молодого Хидэёри, упражняющегося в стрельбе из лука у ворот замка. Также Цензор обратил внимание на гайдзина ("европейца") в шляпе и железном доспехе. Госпожа Ёдогими пригласила господина Цензора вместе со всеми домочадцами участвовать в поэтическом турнире, посвящённом её покойному мужу, Тоётоми Хидэёси. Пригласила участвовать в одной партии с ней и её генералами. Мибу согласился. На этом аудиенция закончилась, и Мибу ушёл домой.

        Вскоре после аудиенции пришёл приятный господин с деловым лицом и представился осакским казначеем. Он протянул Цензору финансовый отчёт и на словах его пояснил. Мибу отметил деловой подход и чёткость суждений. В отчете значилось, что Осака в убытке на три коку, но деньги в казне пока есть и в следующем году они планируют-таки прибыль. Цензор поблагодарил казначея и попросил его представить предложения по улучшению финансового состояния.

        После Цензор сел за составление писем. Письма были направлены господину Ии Маомаса в Эдо (Недавно (до игры) был убит на улицах Эдо коллега Цензора и верховный Судья. Маомаса, по имеющейся у Мибу информации, вёл расследование) с просьбой предоставить ему материалы дела и уведомлять о происходящем. Второе письмо было направлено "Одноглазому дракону", Датэ Масамунэ. Господин Датэ был Цензором, ведающим финансами — ему Мибу отправил копию осакского отчёта с просьбой посмотреть более опытным финансовым взгядом.

        Потом, по приглашению Охару, в доме Цензора оказался молодой господин Хидэёри, госпожа Санхимэ и три самурая сопровождения. Они писали и читали стихи, и Цензор не очень сильно придавал этом внимания, с интересом, впрочем, смотря на Хидэёри. Хидэёри, уходя, сказал, что он планировал провести время в стрельбе из лука, но за это время он несомненно больше продвинулся по пути воина. Цензор удивился. Это было второй каплей сомнения в том, что Токугава Иэясу должен править Ямато.

        Вечером того же дня (т.е., осенью того же года) состоялся поэтический турнир. С удивлением увидел господин Цензор в другой партии Токугава Иэясу и его сына. Судить турнир прибыла госпожа Старшая Императрица и Наследный Принц Империи (Эленельдиль, arilou). Хорошо что сидели они за занавеской, ибо тогда всем присутствующим пришлось бы писать и декламировать танка, не отрывая лица от земли. Темами турнира были "Царь обезьян", "Охота на тигра с аркебузой" и "Крылья и когти". Мибу написал про царя обезьян и аркебузу, откровенно слабо выступив в последней теме. В итоге левая партия, за которую выступали, в частности, Ёдогими и Мибу, проиграла с небольшим перевесом. Госпожа Ёдогими после упоминала, что это был не поэтический, а политический турнир, но, кроме лёгких намёков и уколов, признаться честно, Мибу ничего не заметил. Плохо, плохо, когда стихи на слух не воспринимаются, а текста на посмотреть не было.

        После (или до?) турнира Охару сказала, что у неё договорённость о том, что госпожа Санхимэ и господин Хидэёри прибудут в гости на вечер поэзии. Мибу поклонился Охару и, поэтому, сразу после турнира Мибу Годзаэмон, Охару и Кимико отправились домой, готовиться к приёму гостей. Однако гости не пришли, а прислали служанку, которая сказала, что господам запретили покидать замок, и поэтому они ожидают Охару и других в гостях. Взяв масалы (это такой чай на молоке со специями), мы отправились в замок обратно. Провели где-то часа два за неторопливой беседой с молодым Хидэёри и госпожой Санхимэ. Хидэёри поразил остротой ума, теплотой суждений.

Ночью холодной
Гость постучался в мой дом.
Я вспомнил про чай.
Слива давно отцвела,
Но чай пьянит, как вино.


На этом первый день игры закончился и мы пошли спать