Vladimir "Dair" Lebedev-Schmidthof (dair_spb) wrote,
Vladimir "Dair" Lebedev-Schmidthof
dair_spb

Побывал в архиве ФСБ

Отец договорился как-то заранее, а я вместе с ним просочился в архив ФСБ, это рядом с Литейным, 4, на Чайковского.

Смотрели дело на отца моего отца (или, проще, моего деда), Лебедева-Шмидтгофа Владимира Георгиевича, 10 июня 1899 г.р.

Однако забавно. Дали читать в деле всё, что про деда, сфотографировать разрешили почти всё — не дали только то, что касается информации про других людей.

Ну, я в общих чертах запомнил, слайды с расшифровкой позже выложу на википедию, тут расскажу, конечно.


Дело называется «Гаккель и другие». В «других», впрочем, только мой дед.

Начинается дело постановлением от 30 марта 1938 г. об избрании меры пресечения в виде ареста. 30.03.1938 же выписан ордер на обыск и арест, сам обыск и арест произведён 1 апреля 1938. Примечательно, что в постановлении дед упомянут немцем по национальности.

Дальше — два протокола допросов самого деда. Первый (3 апреля 1938) — анкетный, не интересный. Где родился, где жил, что делал, кто родители, всё такое.
Второй (7 апреля 1938) интереснее — там дед признаётся в ведении шпионской деятельности в пользу Германии. Упоминается гражданин Дании, но при этом германский агент по фамилии Йоргенсен, Мартин Петрович (так в деле!), который, типа, деда и завербовал. Выглядит исключительной липой — сначала дед говорит, что ничего нигде не участвовал, а потом (заметен момент) начинается фантазия следователя.

Третий допрос — интересна дата — 10 мая 1939 года, т.е., годом (!) позже. Пробел в год (непонятно, почему признавшегося шпиона держали год в КПЗ, а не судили с последующим расстрелом или этапом) не объясняется вообще никак. На третьем допросе дед говорит, что «никогда таких [признательных в шпионской деятельности] показаний не давал. Протокол от 7 апреля 1938 г, подписанный мною о том, что меня вербовал для контрреволюционной деятельности Йоргенсен — это ложь. Мой арест и камерная обстановка повлияла на меня, и я подписал клеветнический протокол, который был написан не в моём присутствии, в котором фигурирует и фамилия Гаккель.»

Дальше идет десятка полтора допросов разных свидетелей — какой-то бывшей девушки деда, Исаака Осиповича Дунаевского, коллег деда по работе, все уже от 1939 года, в которых все как один говорят, что дед никогда не шпион, замечен не был, не участвовал, не привлекался.

Завершает дело напечатанная на машинке (остальное рукописное) Постановление о прекращении уголовного преследования за подписью «Опер.Уполномоченный 2-го отделения III отдела УНКВД по гор.Ленинграду ВИНОГРАДОВ:
"1. Уголовное преследование ЛЕБЕДЕВА-ШМИДТГОФ В.Г. и ГАККЕЛЬ К.А. по обвинению в пр.пр.ст.ст. 58-6 и 58-11 УК РСФСР - ПРЕКРАТИТЬ [...]
2. ЛЕБЕДЕВА-ШМИДТГОФ Владимира Георгиевича и ГАККЕЛЬ Карла Альфредовича из-под стражи - ОСВОБОДИТЬ.»

Поскольку дело не начинается доносом, предполагаю, что фамилия деда выплыла из допроса Йоргенсена. Но дело Йоргенсена нам, конечно, не дадут — личная тайна. Если б найти датских родственников Йоргенсена, тогда можно попробовать.

Ещё интересно, что дед подписывается "Шмидтгоф-Лебедев".
Tags: history
Subscribe

  • Вентиляторы

    Сегодня получал в Озоне заказ с двумя вентиляторами взамен одного сломавшегося. Пришёл в пункт выдачи Озона, там мне дают коробку. Одну. С надписями…

  • Построение процессов

    Сделал тут заказ в одном Интернет-магазине. Через какое-то время звонок. Беру трубку чтобы зачем-то опять говорить "да, я делал заказ и даже уже…

  • Зима

    Конечно же, первого декабря снег, лежавший неделю, растаял.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments